"На велосипеде от Каира до Кейптауна". Часть 3

"На велосипеде от Каира до Кейптауна". Часть 1   "На велосипеде от Каира до Кейптауна". Часть 2   "На велосипеде от Каира до Кейптауна". Часть 4  

На велосипеде к водопаду Виктория. Замбези - великая река, но Моси-оа-Тунья, «Дым который гремит» - просто грандиозен. Крокодилы, слоны и африканские вело-последователи. Как быстро можно съесть слона? Как и где найти слонов, когда они играют в прятки с велосипедистом? Банджи-джампинг с моста над Замбези, страшно, но любопытство сильнее страха! Полеты на вертолете и гоп-стоп по-африкански.

 

Замбия нас встретила сезоном дождей, благо он находился в завершающей стадии. Сумерки,  незнакомая страна и опасная приграничная территория заставили нас на время сменить велосипед на автобус. Столица Замбии - Лусака впечатления на нас не произвела никакого, наверное, из-за своей молодости. По городу едешь на велосипеде и чувствуешь себя так, как будто ты под Киевом, скажем,  в Боярке или Ирпене: машин мало, пробок  нет, кругом зелень и сплошной частный сектор. На тротуаре возле посольства Саня чуть не наступил на змею! Это была первая и единственная змея, которую я увидел в Африке! Но где! В столице, в центре города и у посольства?! Она была черной, длиной сантиметров 30. Кроме того, по животной части Лусака «порадовала» большими жуками и жирными личинками, падающими на голову прямо с деревьев.

 

 Ну что, теперь к чуду Африки - водопаду Виктория?! – Да, не вижу повода для задержки. Пока мы ехали до приграничного городка Ливингстон, обсуждали Замбию. Это зеленая страна, с большим сельскохозяйственным сектором, здесь много воды. Уровень жизни, как и цены, гораздо выше, чем в Танзании. Население страны немногочисленно, гораздо спокойней и воспитанней кенийцев и танзанийцев. Здесь к туристам редко пристают, и чувствуешь себя гораздо комфортней. Лишь с наступлением сумерек  обостряется  чувство тревоги  и просыпается бдительность.  

 

 

Поздним вечером, безумно уставшие, мы въехали в Ливингстон. Лишь с четвертой попытки нам удалось найти кемпинг. С утра нас просто разрывало на части, так  как хотелось поскорей увидеть знаменитый водопад Виктория. К тому же, добираться к нему нужно по дороге, через национальный парк «Моси-ао-Тунья»,  «Дым, который гремит» - именно так переводится название парка и водопада.  Еще за 20 километров с дороги хорошо видно, как поднимаются над землей клубы дыма, этот «дым» - не что иное, как облака водяной пыли, образуемые водопадом и  впоследствии оседающие в округе, давая жизнь вечнозеленому лесу. По дороге к нам присоединились два местных велосипедиста. Они рассказали, что для того,  чтобы  увидеть водопад, нужно заплатить парковый сбор. – А можно увидеть, но не платить? – поинтересовался я, так как мы с собой  не взяли денег. – Можно. Нужно попасть на мост. Он соединял два берега Замбези  и был  «соломинкой»  между  Замбией и Зимбабве. Чтобы оказаться на нем, нужно получить разрешение у пограничников. Такие бумажки они выдают без проблем и бесплатно.

 

 Спускаемся побыстрей к мосту. Сам по себе, он - уже шедевр, построен в 1905 году над Замбези на высоте 120 метров. А ведь могли построить выше по реке, без лишних сложностей и проблем.  Так ведь безумный англичанин Сесиль Родс, который никогда даже водопад не видел, решил, что люди, проезжающие в поезде, на лошади или идущие пешком, должны получить позможность любоваться  красотой Виктории. Естественно о королеве Англии в этот момент вообще никто не вспоминает, но это не так уж важно.  Этот Родс был необычным человеком, он строил железную дорогу от Кейптауна до Каира, но в Замбии нашли медь, поэтому там дорога и закончилась: бизнес есть бизнес. А все началось во времена Ливингстона, модно было тогда называть открытия в честь королевской семи. Он был первым европейцем, увидевшим водопад, поэтому и называется он  –Виктория.  

         

  Описывать величие природы бессмысленно, его нужно видеть, а увиденное - никого не оставит равнодушным. Смотришь с моста - и дух захватывает. Водопад само собой божественное зрелище, но и каньон реки, с висящими над ним радугами – зрелище необыкновенное! Здесь, где по самому центру моста проходит граница Замбии и Зимбабве, расположен второй по высоте в мире банджи-джампинг. Сто десять метров свободного падения, вот бы прыгнуть! Но,  бросив виз камень и глядя на его долгий полет, желание как-то разом улетучивается, или все-таки..? Я подхожу к банджи-джампингу и начинаю торговаться: – Хочу, мол, прыгнуть. Сам я журналист, жить надоело, хочу поделить:ся ощущениями с другими. Что делать? Мне отвечают – Заплатить сто долларов! – Ну, это понятно, а договориться с начальством возможно? – В Африке нет ничего не возможного. Обрадовавшись, иду к начальству, рассказываю, как люблю Африку, так люблю, что готов прыгнуть и оставить здесь свое сердце. - Ну как, для журналиста пятьдесят долларов, идет? – Согласен!

 

 Последний инструктаж; – Смотри прямо! – Лети ровно! – Если на счет «раз» не прыгнешь, мы тебе поможем! – 5-4-3-2! Момент толчка - самый волнующий. Тело уже летит, а ноги ещё ощущают опору. А дальше  - у каждого эмоции разные. Моё сердце не выпрыгивало из груди и я не чувствовал прилив адреналина. Как ни странно, полное спокойствие и безмятежность в полёте. Год назад, в Уганде, я чуть не сорвался на леднике в горах Рувензори в трещину. Схожие чувства были сейчас, но так реагируют не все, кто-то орёт, а кто-то в последний момент и вовсе отказывается прыгать. После того, как опускаешься до самой низкой точки, начинаешь подпрыгивать, как мячик. Вот теперь только по-настоящему понимаешь, что жизнь прекрасна и как-то хочется снова на мост. Тебе машут с моста и с прогулочной лодки. Но пока ты полностью не остановишься, к тебе не спускаются на страховке. И ты висишь, как личинка, не в силах ничего предпринять. Потом тебя подвешивает к себе на карабины спустившийся за тобой спаситель, а наверху включают автоматическую лебедку. И вот, я на мосту. – Классный, черт возьми, полет!

 

 

Подводя в кемпинге итоги поездки, я был не на шутку озабочен.  – Господа велосипедисты, мы до сих пор не встретили ни одного слона!  Мне сообщили одну новость: Где-то в буше, в двадцати километрах от кемпинга, местные разделывают мёртвого слона!  – Кто со мной завтра на поиски? Но оптимистов, кроме меня, больше не нашлось. – Искать мертвого слона в лесу? – Женя, очнись! Тут живого найти не можем! Слоны, как и я, не знают точно, где проходят границы парков, покидая их, они разгуливают где угодно; вот только где? Не один день мы прочесывали буш и доступные участки реки. Повсюду нам встречались слоновьи следы и экскременты, но только не сами животные. Мы искали слонов, а находили крокодилов. Но ведь не зря же говорят, что кто ищет, тот найдет, и я решил искать. Ночью, потеряв покой, я все думал, где их отыскать, единственное, что я знал назавтра, это направление.

 

Утром как назло пошёл ливень, глядя на потоки воды, я кусал локти, на велосипеде не поедешь, пешком идти – еще сложнее. Лишь после обеда, когда дождь стих, взяв байк, я в одиночку отправился на поиски. Съехав в буш, я оказался на грунтовой дороге, которая вскоре стала расходиться в разные стороны. Здесь же рос огромный баобаб, единственный известный мне  ориентир. От него в разные стороны расходились три дороги. Вот тебе и ребус! Прямо как в сказке, направо поедешь - коня потеряешь, налево - жизнь, прямо - слона найдешь, наверное. Критерием выбора моей дороги служило количество слоновьих следов на ней. Так я постепенно отметал те пути, где меньше всего было следов животных, в  надежде, что если не найду мертвого слона, то может встречу живых. В некоторых местах следы были совсем свежие, к этому времени я уже научился различать следы самцов и самок, у самцов они более вытянутые. В отличие от самцов, самки одни не ходять, а держатся в стаде. Дорога, словно книга, нужно только научиться ее читать, особенно легко это делать после дождя.

 

Вскоре я встретил двух крестьян, идущих мне на встречу. Мои знания английского были такими же, как у них, и всё-таки мы друг друга поняли. - Вы не знаете, где туша слона? Постарался выяснить я у путников.  – Там мяса нет, - с грустью сказал один из них. – Все до нас сели! По их расстроенным лицам я понял, что на пир они опоздали и ни с чем возвращались теперь в родную деревню. Мои вопросы об останках они восприняли как недоверие. – Ведь сказано же, все съели, значит съели!! Сильно огорчившись, я всё-таки продолжил путь, ну не могли же сесть вообще всё, даже кости, - утешал я себя – Здесь же не голод. Из зарослей потянуло дымом и мясом, и вдоль дороги стали встречаться наспех сделанные навесы, под которыми люди готовили еду. Свернув на узкую тропинку я поехал через лес. Местные встречались всё чаще, я спрашивал у них дорогу, но все меня убеждали: - Слона съели, ты опоздал! Вдалеке показалась деревня, но меня вовремя развернули и направили в чащу – останки там. Я свернул на указанную тропинку, колеса вязнут в рыхлом песчаном грунте. Но я упорно волочусь к невидимой цели. Меня полностью поглотила чаща, тропа, зелень и раскаты грома, это все, что я видел, слышал, ощущал.

 

Слона я нашёл, точнее то, что от него осталось. В густом подлеске были протоптаны тропинки, вокруг куча человеческих и собачьих следов, указывавших на то, что вчера здесь был настоящий человеческий муравейник. В первую очередь взору открылась огромная лужа крови, большие куски кожи, несколько костей и массивный череп с вырезанными бивнями. Вот и всё, что осталось от гиганта. Тем не менее, над останками орудовало два африканца бомжацкого вида, в вьетнамках разного цвета.  Они выискивали и, как им казалось, срезали с кожи что-то съедобное. Привлечённые запахом, сотни мух здесь же устроили роддом. Под ногами жуки «скарабеи» спешили укатить  в укромное местечко навозные шарики.  Ну и картина - апофеоз смерти. Именно навоз подсказал мне, что слон не болел, его убили – но кто, для меня оставалось загадкой. Стал накрапывать дождик. Достаю фотоаппарат, слоноеды мне с удовольствием позируют, пару фото и быстрей в обратный путь.

 

По лесу я старался ехать тихо, вдруг встречу слонов?  Вскоре, я услышал какой-то шум, оказалось, это шли двое местных  мужчин. Я постепенно их догнал. Вдруг один из них как подскочит и закричит: – Элефант! И как бросятся врассыпную. Я по сторонам озираюсь, никого, и тут до меня доходит, что слон - это я! Мне стало смешно от сознания того, какого страху я на них нагнал; они так удирали, что только пятки сверкали. Догнали впереди идущих и создали панику. Вот была потеха, все долго друг над другом смеялись, держась за животы, когда увидели, что «слон» едет на велосипеде!

 

Саше из-за работы спешно пришлось вернуться домой, он уехал в аэропорт, а я принялся  собирать вещи, чтобы отправиться  в Зимбабве.  Саша вернулся с билетом: – Я скоро улетаю… Так я остался один. Раз я не смог встретить живых слонов в Замбии, то решил поискать их в Зимбабве. В окрестностях городка Виктория - Фолз я исколесил все дороги. Кого я только не встречал: антилоп, обезьян, крокодилов, но только не слонов. Хотя знаки «Осторожно слоны» встречались повсеместно. Особенно запомнились встречи с африканскими кабанчиками–бородавочниками - на редкость наглые личности. Пять раз подумают, прежде чем уступить вам дорогу. Наглость их не знает пределов. По городку шастают, как у себя дома!

 

Я, ободрённый их примером, решил проникнуть в частный заповедник. Передо мной - огромные железные ворота. В две стороны уходит высокий сетчатый забор. Сверху над ней в несколько рядов натянута проволока под напряжением. Страшновато открывать ворота, такое ощущение, что из густых зарослей за тобой следят глаза динозавра. Игнорируя предупреждающие таблички и убеждая себя в том, что ничего страшного здесь нет, что это просто заповедник, оказываюсь внутри. Вот где адреналин! По обе стороны дороги - обглоданные и обломанные деревья, визитная карточка слонов. Метров через пятьсот я замечаю первого слона, пасущегося в тени деревьев. Подъехав ближе, насколько позволила грунтовая дорога, оставляю велосипед; что делать, если приближения на обективе нет? Говорят, нужно подойти ближе к объекту съемки! На своих двоих стараюсь зайти с тыла, в надежде, что если слон нападёт, то пока развернётся, я успею удрать. Оптимистично мыслю, не правда ли?

 

 Нас разделяло пятнадцать метров. Животное при встрече с человеком вело себя спокойно, если так можно про представителя дикой природы. То, что я чувствовал, наверное сравнимо с чувствами наших предков, встречавших в степи, с камнем в руке, мамонтов. Полюбовавшись гигантом, решаю ехать обратно. Но взор привлекает соломенная крыша, виднеющаяся за рекой. Мелководную речку преодолеваю вброд. Оказавшись у внушительных построек, я вызываю изумление у  рейнджеров. Объяснив, что я не упал с неба, а всего лишь приехал издалека, чтобы пофотографировать слонов. Рейнджеры, придя в себя, позвонили босу. Вскоре я узнал, что должен вернуться в город и получить специальный пермит, а попросту разрешение босса на съёмку.

 

Так я познакомился с миссис Тришь. Плохо разбираясь в славянских именах, она путала мою фамилию с именем, называя меня Рафаэль. Миссис Тришь дала добро и меня взяли на прогулку со слонами! Пока готовили слонов, рейнджер Пол проводил инструктаж туристам. Я попытался улизнуть за реку, где паслись дикие слоны. Но за мной послали целый карательный отряд, который, возвращая меня обратно, по пути вторил: – «Евгини элефант – биг проблем!» «Евгини, ренжер, елефант – ноу проблем»! Мы с Полом возглавили караван из слонов с наездниками. Мы шли пешком. Пол нёс заряженное ружьё, а я - фотоаппарат. На каждом слоне сидел рейнджер и два туриста. В парке всего двадцать девять слонов, из них тринадцать задействованы в сафари, остальные - дикие. Африканского слона дрессировать не так легко, как индийского. За каждым рейнджером закреплён один слон, которого он обучает. Во время сафари управляют слонами с помощью специальной палочки с крючком. За ушами у слонов есть специальные скобы. Дёрнул за левое ухо - слон поворачивает вправо, за правое – поворачивает влево. На маршруте нам встречались: буйволы, жирафы, импалы и бородавочники. Ружьё необходимо на случай нападения диких слонов или буйволов. По окончанию прогулки, туристам дают возможность покормить и познакомиться поближе с возившими их животными.

 

Шёл последний день моего пребывания на Замбези, я собирался выехать в Намибию. Дождливый день не сулил мне ничего позитивного. Но к вечеру небо прояснилось и я стал сомневаться: ехать или не ехать. И всё же, рассекая на велосипеде вечерний влажный воздух, я устремился на поиски приключений. Ближе к реке, вдоль дороги, паслась многочисленная стая бабуинов. В буше у одного из заливов Замбези охотились небольшие вараны, до того шустрые, что я потерял всякую надежду их поймать. Наслаждаясь видами реки, я пробирался сквозь заросли тростника и деревьев распугивая мелких крокодильчиков. А ведь у этих детей были грозные родители. Я давно перестал обращать внимание на предупреждающие таблички «Опасно крокодилы!». По официальным данням, в их пасти ежегодно гибнет до двух тысяч человек. Африканцы, если такое происходит, говорять: «Ничего не случилось, это была воля Богов».

 

 

О крокодилах я не думал, только о закате. Он был великолепен. Отложив в сторону велосипед, я взялся за фотоаппарат. Завершив процесс съёмки, я спрятал технику в чехол и обернулся. Ко мне, из зарослей, с мачете, неслось четверо местных, стараясь оттеснить меня к реке. Я бросился бежать с лёгкостью лани и вскоре разбойники осознали – шансов догнать меня у них нет. Схватив мой велосипед, они бросились бежать и я, схватив камень и крича, теперь бежал за ними. Нас поглотили густые заросли. Бросив камень, я промахнулся. Догнать я их мог, да и что я мог сделать, ведь их четверо? Убьют, и я пойду на корм крокодилам!

 

 Тогда я побежал к дороге. Через минуту показалась машина, остановив её, я объяснил, что произошло, и водитель вызвал полицию. Через 10 минут я сидел в открытом кузове с вооружёнными полицейскими и пограничниками. Ведь до границы здесь три километра. Началась операция «зачистка». Полицейские оцепили двухкилометровый участок буша, видимая часть дороги была перекрыта. Мы ехали через заросли к реке. Неожиданно на повороте возник слон, и тут же трубя атаковал машину. Водитель дал задний ход, а слон скрылся в зарослях, только после этого мы смогли поехать дальше. Спрыгнув с машины и зарядив автоматы, полицейские, вместе со мной, углубились в буш. Мне сказали снять красную футболку. Пришлось подчиниться, хоть очень не хотелось быть искусанным малярийными комарами. Мы были остановлены знаком заметившего движение полицейского. В сумерках, между зарослями, показался тёмный силует - впереди явно кто-то был. Всмотревшись, мы были ошарашены – это оказались ноги слонов. Моментально отступаем - на нас шло стадо слонов. И тут по рации объявили о том, что велосипед найден! Похитители его бросили, но где и как, для меня оказалось загадкой. Не зная английского, я не понимал рассказов в полицейском участке о проведённой операции. Понял лишь одно – здесь в бандитов, в отличии от слонов, стреляют без предупреждения! Вот они и бросили велосипед, хотя могли бросить его в воду, тогда бы мы его точно не нашли. Мне повезло – я смогу продолжить начатый путь. Вернувшись поздней ночью и засыпая я ещё не знал, что на границе меня развернут назад и заставят проехать тысячу километров за визой Намибии; о том, что в Лусаке я буду с ножом ходить в поисках ночлега: мне откажут белые, но приютят черные. Я будто ехал по шкуре зебры: полоса белая, сменялась полосой чёрной…


смотрите также - "На велосипеде от Каира до Кейптауна". Часть 1

вернуться в раздел - Экспедиция «На велосипеде от Каира до Кейптауна»

Про меня

тел. 066 712 53 03
mail: rafmir@ukr.net

Интересно

Экстрим туры в Африку: Восхождение на три высочайшие вершины Африки подробнее

Видео Африка: Экспедиции в племена Африки подробнее

Услуги: Предлагаю съемку рекламных видео роликов любой сложности. подробнее

Африка: Туры на Килиманджаро и гору Кения подробнее

Туры на Килиманджаро и гору Кения: Восхождение на Килиманджаро. Маршрут Мачаме подробнее

Like us on Facebook

Активный отдых: Крым, Кавказ, Карпаты, Алтай. Походы, рафтинг, конные туры. Каталог туристических сайтов. Туры по Украине - Рейтинг 4.7 із 5 , отзывов 38 , голосов 145